постер Утомленные солнцем: Цитадель

Страна производства: Германия, Россия, Франция
Год выпуска: 2011
Режиссер фильма: Никита Михалков
Сценарий фильма: Эдуард Володарский, Глеб Панфилов, Владимир Моисеенко, Никита Михалков
В ролях: Никита Михалков, Надежда Михалкова, Олег Меньшиков, Дмитрий Дюжев, Виктория Толстоганова, Владимир Ильин, Андрей Панин, Михаил Ефремов, Валентин Гафт, Анна Михалкова, Сергей Маковецкий, Павел Деревянко, Андрей Мерзликин и др.
Бюджет фильма: $ млн.
Продолжительность фильма: 160 мин.
Премьера в США:
Премьера в России: 05 мая 2011



Штрафной батальон готовится к взятию немецкой цитадели. Когда до штурма, бессмысленного и беспощадного, остаются считанные минуты, Арсентьев (Олег Меньшиков) находит Котова (Никита Михалков) в окопах. Заехав в родной дом и узнав много нового из жизни Маруси (Виктория Толстоганова), Котов отправляется на встречу со Сталиным (Максим Суханов). Иосиф Виссарионович ставит задачу – силами 15 тысяч безоружных человек захватить цитадель. Руководить операцией поручается Котову, в звании генерал-лейтенанта…

При всей критичности оценок «Предстояния», в большинстве своем верных и справедливых, у Никиты Михалкова имелся один беспроигрышный контраргумент, а именно – «Цитадель», заключительная часть дилогии, долженствующая завершить начатое, превратив избыточную мозаичность предшественницы в полноценное почти шестичасовое кинополотно. Подобная перспектива вселяла толику надежды, но не отменяла законный скепсис. Сам формат двухактного действа предполагает некоторую гармонию между первым и вторым, но, даже не видя окончания, можно было утверждать, что начало, как минимум, не задалось. И если бы, предположим, финальный аккорд был выполнен в той же манере, что и «Предстояние», оценка всего авторского замысла не заставила себя ждать, но «Цитадель», как и обещал режиссер, оказалась принципиально иной – по форме, содержанию, интонациям, – что серьезно сместило акценты по части заключительного вердикта.

После панорамы разнокалиберных новелл о человеке, боге, цене жизни, ситуации выбора и значении случая (или провидения) в условиях кровавой мясорубки войны, Михалков предлагает линейную историю, выводя на авансцену собственно Котова. Трагедия страны показана здесь сквозь призму трагедии человека, вначале растоптанного и униженного, а потом воскрешенного, но только лишь для того, чтобы повести людей (и себя) на верную смерть. Отказавшись от показушной масштабности, Никита Сергеевич сделал ровно то, что он всегда прекрасно умел: в камерной обстановке задать зрителю важные вопросы, поиск ответов на которые требует некоторого сосредоточения и усилия.

В ход идут многочисленные метафоры, местами слишком очевидные, а порой уместные, тонкие и точные. Неожиданно выясняется, что война – отнюдь не сердцевина повествования, а лишь удачный фон, позволяющий режиссеру как можно внятнее и вкрадчивее проговорить важные для него вещи. Излишняя дидактичность, граничащая порой с бескомпромиссностью позднего Толстого, немного утомляет. Но за всеми этими бесконечными комариками, паучками, мышками и бабочками – центральными символами «Цитадели», – видна мысль режиссера, искренне верящего в транслируемые с экрана идеи.

Масштабность постановки ощущается здесь не на уровне атак, перестрелок, многотысячной массовки и танковых дивизий в кадре, а на уровне масштабности замысла. Его реализацию подпортила форма (форма дилогии), но содержанию «Цитадели» удалось подправить общий баланс сил. Бесконечные споры (зачастую надуманные и уже потому бессмысленные) о личности Михалкова по-прежнему не могут затмить того факта, что других режиссеров, способных поднять проект подобного уровня у нас попросту нет. Конечно, это отнюдь не индульгенция. В данном случае – констатация.

(с) Станислав Никулин



Скачать поледний flash-плеер для просмотра видео.

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить